Анна (illa_anna) wrote,
Анна
illa_anna

Эйзенштейн о "Пире опричников" в "Иване Грозном"

В мемуарах наткнулась на удивительно интересный разбор самого Эйзенштейна, как делался "Пир опричников" с точки зрения цвета. Мало кто (а, в общем-то, я и вообще никого не знаю, если знаете - скажите, пожалуйста) из режиссеров 1. не боялся раскрывать всю кухню (Эйзеннштейн в мемуарах пишет о режиссерах-американцах, которые, будучи капиталистами, зубами держались за ноу-хау, и удивлялись, как же это советские режиссеры не боятся выдавать секреты конкурентам) 2. мог это сделать настолько логично и осмысленно. Вчера весь вечер наслаждалась просмотром с параллельным чтением, что и вам предлагаю сделать :)


"Пир опричников" на ютубе:
http://youtu.be/9EP1HdbCU1U
http://youtu.be/FBv3Us568wY

Отрывок из мемуаров Эйзенштейна (цитируется по http://yanko.lib.ru/books/cinema/eisenstein/memoir/2/eisenstmem2.html#[Рождение мастера]):

Этап первый.
Налицо:
1) Набор тематически сюжетных задач.
2) Набор предметов, костюмов, обстановки.

Этап второй.
1) Выстраивается цепь движения темы через сюжетные разделы (см.: I, II, III, IV, V, VI, VII).
2) Производится цветовая инвентаризация среды.

Этап третий.
1) Выводится цветовая гамма: пока — красное, черное, золотое.
2) Тематически сюжетные задачи локализуются по цветовой гамме в систему и строй цветообразов.
Красное — тема заговора и возмездия.
Черное — тема гибели Влад[имира] Андреевича.
Золотое — тема разгула.

Этап третий*.
____________
* Так в рукописи

Доработка цветовой гаммы, исходя из обоих столбцов требований: тематически образных и бытово еще не окрашенных.
В данном случае не решены:
1) Примиряющее начало в теме “Небосвод”. “Рай” над “адом” его достижения.
2) Расцветка основной фрески на своде.
Тема толкает на... голубое.
Голубое для росписи свода — фона золотых ликов — вполне уместно. Археологический материал знает такие фрески на сводах церкви Федора Стратилата (работы Феофана Грека)' в Новгороде. Гамма дополняется голубым. Окончательная гамма: красное — черное — золотое — голубое.


Этап четвертый.
Уточняются цветовые лейтмотивы: смысловые уже цветообразные ходы, движущиеся через определенные цветовые предметы, детали и элементы.
Уточняются мажоры и миноры колорита.
Золото тусклое — в венчиках (“минор”).
Золото блестящее — парчовые кафтаны (“мажор”).
Черное — сукно кафтанов.
Черное — бархат шубы и накидок.
Черный атлас — рубаха убийцы.
Особенно голубое.
Голубое на фреске — царственный мажор.
Голубое — снежный рассвет на дворе — минор с прозеленью.
Уточняются цветовые аккорды.
Голубое с золотом.
Черное с красным.
Черное, поглощающее золото.
В их пластическом и тематическом звучании.
Воинствующая царственность — черно-красное.
Торжествующая царственность — голубое с золотом.
Надвигающийся на Владимира “рок” — черное, заглатывающее золотое.
И т.д.

Этап пятый.
Прочерчиваются линия общего цветового хода и строй цветового контрапункта, локализованные через определенные этапы действия, и “материализуются” через набор и цвет деталей и цветоподсветку.
Экспозиция цветовой гаммы на вводном плясе. “Фейерверк” цветов, абстрагированных короткой резкой монтажа.
Нарастание красной темы (подозрение в заговоре).
(На диалогах № 1 и № 2).
Выделение из танца обилия красных рубах.
Покраснение фона.
Появление черной темы.
В черной рубахе Волынец.
Продолжение красной темы (проверка подозрения). (“Вот я говорю...” etc.).
Взрыв красной темы (испытание; красное — как испытательный “огонь”). (“Принести уборы...”).
Взлет царской красной рубахи.
Подхват каскадом красных рубах.
Ироническое венчание.
Повторение цветового “фейерверка”— “остановленно”-протяжно — не монтажно, а элементами предметной среды. Пластическая “протяжность” в тон протяжности исполнения плясовой музыки. Иронический отсюда эффект.
Красно-золотое с голубым фоном.
(Золото здесь иронично).
Разрастание черной темы.
Царь врезается черной шубой.
Черное на голубом с золотом (фреска и венчики).
Черное на красном с золотом (ковер и кафтаны).
Поглощение золота черным (монашеские одеяния поглощают золото кафтанов).
Гамма остается черно-красной (черные монахи, царь на фоне красной части фрески: золотой с красной подпалиной).
Сквозь черно-красно-голубую гамму прорезается золотая фигура Владимира. (Там: красное — золотое — голубое и... черный царь. Здесь: красное — черное — голубое и... золотой
Вл[адимир] Андр[еевич]).
Выпадает красная тема.
Остается голубое — золотое — черное (“Царь должен всегда впереди идти”). (Легкий отсвет красного в рубашке под шубой.)
Переходит в черное — золотое — голубое (Владимир и опричники).
(Легкий отсвет красного в свете свечки в руках Владимира.)
Потом черно-голубое (в дверях, рядом).
Черное — голубое (виражно слиянное).
Черное (не цветовые куски).
Устанавливаются куски цветового “глиссандо” — то есть случаи, когда изменение (скольжение) цветовой гаммы происходит внутри одного кадра (в любой степени заметности).
Таковы: 1) “наливающиеся” красным крупные планы Грозного и Басманова-отца; 2) “синеющий” Владимир перед выходом из трапезной. Оба случая “отстукивают” вступление новой цветовой темы.

Этап шестой.
Окончательная детализация цветовой оркестровки и выверка контрапунктических ходов цветовых лейтмотивов.
Проверяются отдельные линии ходов каждого лейтмотива.
Как движется черное?
Через какие “инструменты” движется черная тема?
В общем expose —черные смазные сапоги опричников, черные суконные кафтаны.
Как самостоятельная тема: черный атлас рубахи Вольшца, черное сукно кафтана Малюты, черные лебеди на блюдах, черный бархат шубы царя, черный бархат черной массы облачений опричников, черная (не цветовая) фотография.
Красное: в expose — красные рубахи пляшущих. Первое нарастание красного — еще как бы беспредметно-бесшабашно. Зловещая тема вступает через “красное глиссандо” посредством подсветки. Краснеет фресочный потолок (красная подсветка потолка, подчеркнутая красновато-золотым отблеском подсвеченных венчиков).
Вскакивает в красной рубахе царь.
Красное царской рубахи подхвачено группой красных рубах устремляющихся опричников.
Раскатывается красный ковер.
Красное усиливается золотом: уже не тусклым золотом потолка, но ядовитым — парчи: красный царь и золотой Федор; на красном фоне возлагают золотую шапку Мономаха.
Красно-золотое (золото как степень красного! — “красное солнышко”, по существу — золотое) ковра, рядов опричников, фона и барм на Владимире.
Красно-черное. Черное как пятно в красно-золотом (царь на ковре перед Владимиром] Андреевичем]).
Красно-черное (золотое исчезло): черная шуба царя и красное лицо от подсветки свечкой (повтор в новом аспекте первичного “глиссандо”).
Последний “штрих” красного: “полоса” красного ковра перед черной массой.
Последняя “точка” красного: огонек свечи в руках Вл[адимира] Андреевича].
Etc.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments